Персоналии

23.08.2017

Игорь Кравченко-Бережной

Игорю Романовичу, совмещающему специальности геолога, а также переводчика, удалось овладеть не только английским, но и рядом других языков, с которых он успешно переводит не только письменно, но и устно во время деловых встреч и конференций. О том, как ему удалось достичь таких успехов, Игорь Романович согласился рассказать нам в интервью

Игорь Романович, прежде всего, нам хотелось бы узнать, какие предметы Вам давались в школе лучше всего? Когда и почему Вы решили стать переводчиком? Был ли это случайный выбор, или Вы шли к этому целенаправленно?


В школе мне давались все предметы. Лучше других, пожалуй, языки и спорт. Переводчиком, для собственных нужд, я был с детства, т.к. дом был полон книг на множестве языков, но целенаправленно я шел к геологии – любил дальние странствия, а родители работали в системе Мингео – на Кольском полуострове.

С каких языков Вы делаете переводы, какую речь Вам больше нравится переводить, устную или письменную?

Больше люблю устный перевод (ру-инг). Письменно перевожу в основном с русского на английский, реже (в порядке возрастающей сложности) с испанского, португальского, французского, каталанского. Довольно свободно общаюсь и перевожу с польского. Украинский мой родной язык. Английский доминирует в транснациональных компаниях. – иначе с романских и на романские переводил бы охотнее.

Интересно ли Вам переводить, или же перевод для Вас – просто механическая ежедневная работа?

Интересно и захватывающе. День устного перевода (иногда до 12-15 часов) пролетает как игра. Бывает и рутинный (письменный) перевод – что хорошего в Экселевских таблицах.

Как известно, не ошибается только тот, кто ничего не делает. А в Вашей практике были случаи ошибок или неловких ситуаций, возникавших при устном переводе или моменты, которые Вы не могли перевести при письменном переводе? (Если да, то какой выход Вы нашли в этой ситуации?)

В устном переводе всегда можно выкрутиться – хоть с помощью обеих сторон. Это воспринимается как признак профессионализма. При письменном переводе в затруднительных ситуациях обращаюсь к автору, который иногда и сам не знает, что он имел в виду. (Улыбается) Тогда руководствуешься собственным знанием вопроса и интуицией.

Насколько нам известно, Вы по профессии геолог и переводчик? Какая из этих специальностей стала у Вас первой?

Геолог. Я бы им и остался, если бы не определенные сложности.

С чего началась Ваша карьера?

С геологии и почти одновременно – с перевода. В наш институт приезжали многие геологи из англоязычного мира, испанцы, итальянцы – их традиционно отдавали под мою опеку – в переводе их докладов, в помощи с бытовыми вопросами. Это была вторая половина 70-х - 80-х гг. Но, конечно, геологии было во много раз больше.

Были ли в Вашей практике случаи, когда редакторы или заказчики не были удовлетворены результатами Вашего перевода?

Были, два или три раза. Когда мне случалось браться за совсем незнакомую тему. С тех пор стараюсь этого не делать.

А были ли материалы, которые Вы отказывались переводить?

Конечно.

С какими сложностями Вы сталкиваетесь при переводе чаще всего?

Самое трудное – передать нюансы мысли. Терминология – проблема второстепенная.

Используете ли вы при переводе какой-нибудь софт (справочники, переводчики, электронные словари). Если да, то какие из них для Вас наиболее удобны?

Много словарей, Dragon NaturallySpeaking (система распознавания речи), ПРОМТ (осваиваю).

Достойно ли, по Вашему мнению, оплачивается профессия переводчика? Или же, чтобы нормально зарабатывать, надо все же совмещать несколько видов деятельности?


В целом нет. «Пробивной» неуч может добиться высокой оплаты там, где это не способен сделать недостаточно напористый профессионал. Я не «чистый переводчик». Знаю очень талантливых и успешных переводчиков-лингвистов, но таких единицы. Они, по сути, освоили вторые и третьи профессии – дипломатические, юридические и пр. Проще быть «совместителем» с юности. Не будь я геологом, я был бы в лучшем случае средним переводчиком (в понятие «геологический перевод» я вкладываю весь спектр сопряженных проблем – от законов о недрах до физхимии магматических и рудных процессов и до эволюции жизни на земле)

Чем Вы занимаетесь в свободное от работы время? Каковы Ваши увлечения?

Общение с друзьями и близкими, бардовская песня (мы все пели под гитару в юности), классическая музыка, классическая литература, горные лыжи, велосипед, строительство загородного дома, плаванье, консультирование коллег (переводчиков и геологов). Геологией я и мои коллеги занимались 24 часа в сутки – во сне приходили законченные идеи. Особенно интенсивно этот процесс у меня проходил на концертах классической музыки.

Есть ли у Вас недостатки, которые мешают работе и от которых Вам хотелось бы избавиться, но не удается? (Это вопрос как к человеку, а не как к переводчику)

Неспособность постоянно видеть цель.

Как Вы считаете, какие личностные, деловые и профессиональные качества необходимы для того, чтобы стать переводчиком?

Трудолюбие и хороший (музыкальный) слух.

Ваше пожелание тем людям, которые хотели бы пойти по Вашим стопам.

Я отнюдь не считаю свой жизненный путь примером для других. Я бы посоветовал, раз уж Вы спрашиваете, не изменять своим мечтам и не стараться быть «как все».

Омар Хайям:
Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало.
Два важных правила запомни для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало есть,
И лучше будь один, чем вместе с кем попало.

Огромное спасибо, Игорь Романович, за беседу, желаем Вам успехов, новых вершин и творческого развития! И счастливого Нового Года!

Сердечное спасибо, Елена, за интересное общение. Счастливого Нового года!
 

Резюме и рекомендательные письма И.Р.Кравченко-Бережного >>

Следующая персона

Виктор Вебер