Каждый, кто когда-либо сталкивался с переводом текстов, знает, что мало дословно перевести текст – необходимо учесть множество лингвистических особенностей того или иного языка. Кроме «ложных друзей переводчика», трудности перевода возникают в связи с наличием стилистических нюансов, многозначностью слов, жаргонизмами, просторечным и неформальным использованием различных лексем. Некачественный перевод может сыграть злую шутку с компанией, оставив неизгладимый след на ее репутации. Вот лишь некоторые переводческие огрехи из реальной бизнес-практики:
«Наши вина не оставят вам никакой надежды», – из винной карты швейцарского ресторана в Америке.
«Если вы не знаете, куда вы хотите попасть, мы сделаем все, чтобы вас поймали», – перевод рекламного лозунга Microsoft на японский язык.
«Лифт будет находиться в ремонте весь завтрашний день. Мы сожалеем, но в это время вы будете несносными», – в одном из отелей Бухареста.
«Мы приглашаем вас воспользоваться горничной», – вывеска в японском отеле.
«Для лучшего результата сбросьте свои штаны здесь», – вывеска в химчистке в Бангкоке.
Американский производитель футболок в Майами к приезду Папы Римского выпустил серию футболок для испаноязычных стран. Переводчик перепутал артикли, и вместо надписи «Я видел Папу» тысячи футболок гордо провозглашали – «Я видел Картошку».
Компания Kentucky выходила на китайский рынок со слоганом, который вместо «Вкусно – пальчики оближешь» звучал как «Вкусно – откусишь свои пальцы».
«Мы возьмем ваш багаж и разошлем его в разных направлениях», – вывеска в авиакассах.
Переводческие ляпы принимают самые разнообразные формы. Елена Шестернина, переводя с английского сообщение о казни Хавьера Медины в США, написала, что он перед смертью «затянул песню "Изумительная Грейс"» (Известия, 16.8.2). Может, на нее повлиял маршаковский перевод стихотворения Бернса о бесшабашном бандите, который перед смертью напевал песенку о девушке? Но Медина не затянул песню о милашке Грейс, а спел гимн «Потрясающая благодать» – Amazing Grace.
Если уж профессионалы порой допускают ошибки, то чего уж говорить о студенческой братии?
Студент технического факультета переводит предложение: She saw the table. «Так, she – она, table – стол. А что же такое saw?» Лезет в словарь. О существовании 2 формы глаголов явно не подозревает. Что такое буковка n в словарной статье – тоже. Видит saw (n) – пила.
«Ага! Пила. И как удобно, сразу в прошедшем времени». Бодро рапортует: «Она пила за столом».
В английском тексте разговор супружеской пары. Утро. Она за столом на первом этаже дома, уже накрыла к завтраку, ждет мужа. Он бреется в ванной на втором этаже. Открывает дверь и кричит: «Darling, are you downstairs?» Она отвечает: «Yes, honey, downstairs already, waiting for you!»
Студент переводит игриво и двусмысленно:
– Дорогая, ты уже под лестницей?
– Да, милый, я уже под лестницей и жду тебя.
Австралийский дипломат Ричард Вулкотт, бывший главой австралийского МИД на протяжении четырех лет, недавно выпустил книгу, в которой рассказал, какие ловушки ожидают политиков в мире дипломатии. Так, один австралийский политик, выступая во Франции, хотел сказать, что, оглядываясь на свою карьеру, он видит ее поделенной на две части: тоску в странах, где ему прежде доводилось работать, и жизнь в Париже. На деле же это прозвучало следующим образом: «Оглядываясь на свою задницу, я вижу, что она состоит из двух частей». Естественно, такое заявление официального лица вызвало гомерический хохот всех присутствующих.
Хотя официальная презентация книги еще не состоялась, выдержки из нее уже вовсю публикует журнал Bulletin. Вулкотт вспоминает, как сам попал в довольно нелепую ситуацию. Вскоре после прибытия на работу в австралийское посольство в Индонезии ему довелось держать речь перед местными властями. Фраза: «Леди и джентльмены, от лица себя и своей супруги я хочу сказать, что мы счастливы прибыть в Палембанг», сказанная им по-английски, из уст переводчика прозвучала, как «Леди и джентльмены, сидя на лице своей супруги, я счастлив прибыть в Палембанг».
Вулкотт приводит и еще одну интересную историю о том, как экс-премьер-министр Австралии Боб Хоук однажды здорово озадачил японскую аудиторию, заявив в ответ на надоедливые вопросы: «I am not here to play funny buggers». Употребив фразеологизм из английского языка, политик хотел сказать, что он здесь не для того, чтобы шутки шутить. Однако его невинная фраза выбила из колеи японских переводчиков – собравшись в кружок, они долго думали, как же перевести это выражение, в итоге остановившись на варианте «Я здесь не для того, чтобы играть с вами в хихикающих гомосексуалистов».
Впрочем, иногда для успешной деловой или политической встречи не обязательно переводить все дословно. Так, некий азиатский министр на одном банкете начал рассказывать длинный анекдот. Переводчик ничего не понял, но по окончании тирады министра он сказал буквально пару фраз, и аудитория взорвалась хохотом. Позже переводчик признался, что именно он сказал: «Министр рассказал свой дежурный анекдот, а теперь, пожалуйста, все дружно посмейтесь и похлопайте».
 
По материалам сайта cheldiplom.ru

 

(0 голосов)
0 5 0